МЕНЮ
реабилитация
«Как поступить, если он категорически отказывается от лечения? Есть ли какие способы принудить его к этому?»
Отвечает врач психиатр — нарколог высшей категории Валерий Востряков
Фото: Антон Буценко / ТАСС
Судебный процесс над руководителем одного из реабилитационных центров г. Нижнего Новгорода, насильно оказывающих услуги наркоманам по избавлению их от наркотической зависимости, заставил нас вновь вернуться к теме. Что делать, если ваш ребенок — наркоман не хочет осознавать, что болен? Как поступить, если он категорически отказывается от лечения? Есть ли какие способы принудить его к этому? Не пора ли возродить в стране систему принудительного лечения? Об этом мы беседуем с ведущим специалистом ГБУЗ НО «Нижегородский областной наркологический диспансер» психиатром — наркологом высшей категории Востряковым Валерием Иосифовичем.
Психиатр — нарколог высшей категории Востряков Валерий Иосифович

Какова наркологическая ситуация связанная с употреблением наркотиков в области сегодня?
В 2017 году по сравнению с 2016 мы вновь наблюдали рост смертности от острого отравления наркотиками и числа зарегистрированных наркопреступлений. Сегодня изменилась структура наркопотребления в сторону приема более опасных для здоровья синтетических наркотиков. Появились другие каналы их сбыта с использованием электронных средств. Возникли трудности в лабораторной диагностике, так называемых «дизайнерских» наркотиков. Из больных наркоманией состоящих на учете 70 процентов уклоняются от наблюдения. Не срабатывают, в полной мере, механизмы побуждающие наркомана к лечению. Перечисленные тенденции характерны не только для нашей области и затрудняют работу заинтересованных ведомств.
Что же мешает больным наркоманией избавиться от своей зависимости?
Причин этому много. Остановимся на двух более значимых — это психология наркомана и его родителей. 50 процентов наркозависимых ничего не хотят менять, образ жизни их вполне устраивает. На серьезное лечение идут лишь те, которые пережили чувство жизненной катастрофы, требующей кардинальных решений.

Родители же, боясь за свой имидж, вначале замалчивают проблему, продолжают пособничать ребенку-наркоману и вытаскивать его из проблем, которые тот создает. Как позднее они нам говорят, что действовали с точностью наоборот. Только поняв беспомощность своих действий, они обращаются за помощью к специалисту.

Как все-таки привлечь наркомана к лечению?
Это самый ответственный момент в нашей работе, так как у многих пациентов нет психологической готовности к трезвости. Преодолеть сопротивление может только опытный врач психиатр-нарколог, владеющий способами мотивации и побуждения к лечению, не оставляя больному другого выбора. В этом должны участвовать и родители больного, которым врач поможет занять правильную позицию и оказать помощь в избавлении от созависимости. Необходимо подключить к мотивации больного на лечение лиц пользующихся у него авторитетом. Для формирования установки больного на лечение и последующую реабилитацию, я прибегаю к помощи консультантов из реабилитационных центров, сумевших преодолеть свою зависимость, готовых поделиться опытом и подчеркиваю, только силой убеждения и уговорами, воздействовать на больных.
Все ли возможности в области мы имеем для успешного лечения наркомании?
В регионе достаточно мощностей, необходимых для лечения и реабилитации наркозависимых. Обеспеченность врачами психиатрами-наркологами 5,3 на 100 тыс. населения (РФ — 3,5), профильными койками — 18,6 (РФ — 14,4). Создана разветвленная сеть амбулаторных и стационарных подразделений для оказания помощи всем категориям больных. Кроме того, мы имеем специализированные отделения для медицинской реабилитации больных: 3 стационарных, с общим числом коек 75 и 4 амбулаторных, каждое на 25 мест. К работе с наркоманами мы активно привлекаем общественные организации и реабилитационные центры. В области создана современная система профилактики наркологических заболеваний, с использованием адаптивных технологий.
Как организованы в области лечение и реабилитация наркозависимых?
Прежде всего, в лечебно-реабилитационной работе с наркоманом должна быть преемственность на всех ее этапах. Это главное условие, которое мы ставим перед больным и его родственниками.

Первый этап — лечение (детоксикация). Это устранение физической зависимости в условиях наркологического стационара длительностью не менее двух недель. Наркоману в данный момент необходимо круглосуточное наблюдение психиатра-нарколога. На данном этапе ликвидируются физический дискомфорт, сомато-неврологические нарушения, патологическое влечение к наркотику. При условии анонимности лечение платное. Если работа с наркоманом заканчивается на этом этапе, эффект от нее минимальный — только 8 процентов больных прекращает наркотизацию.

Второй этап — стационарная медицинская реабилитация, которая проводится в специализированных отделениях областного наркологического диспансера за счет бюджета сроком 3−6 месяцев при соблюдении анонимности. Задача этого этапа — преодолеть психическую зависимость. Устраняются психический дискомфорт, чувство тревоги и эмоционального напряжения. У больного создается новая система ценностей, в которой нет места наркотику. В отделении медицинской реабилитации созданы хорошие условия для пребывания наркозависимых, нормальное питание, режим непрерывной занятости, самообслуживание. К услугам пациентов культурные, спортивные и образовательные мероприятия, встречи со священником, посещения родственников. Если пациент выдерживает сроки пребывания в стационаре, эффект от работы с ним возрастает до 30 процентов. Вторым этапом лечебно-реабилитационный работы с больными может быть и социальная реабилитация в реабилитационном центре. В этом случае медицинская реабилитация в стационаре не проводится.

Если же медицинская реабилитация проводилась и не дала положительного результата, мы рекомендуем пациенту и его родственникам, имеющих финансовую возможность, пройти длительный курс социальной реабилитации. Практика показывает, что на избавление от наркотической зависимости уходит не один год. Вообще специалисты считают, что больной наркоманией должен наблюдаться у своего врача, как больной сахарным диабетом, всю жизнь.

Третий этап — закрепление результатов достигнутых на предыдущих этапах. Идет восстановление семейных и трудовых отношений наркомана, его социального и личностного статусов. При необходимости пациент получает курс противорецедивной терапии у психиатра-нарколога, включающий сеансы психотерапии и психологической коррекции, прием лекарственных препаратов. Эта работа проводится в отделениях амбулаторной реабилитации, группах «Анонимные наркоманы», районных наркологических кабинетах.

А что такое «социальная реабилитация» наркозависимых?
Это значимый этап работы с больными, включающий в себя восстановление утраченных в годы наркотизации навыков самостоятельной жизни и социально-приемлемых форм поведения, способности к труду, социально-бытовых и семейных отношений. Социальная реабилитация организована в реабилитационных центрах, рассчитана на 6−12 месяцев и проводится за счет частных лиц (самих больных, родственников, спонсоров). Содержание больных в них варьирует в месяц от 30 до 100 тысяч рублей (к примеру, в Таиланде). Социальная реабилитация может проводиться после детоксикации, на втором этапе работы с наркозависимыми. Если на предыдущих этапах в роли кураторов больных выступали врачи и психологи, то на этапе социальной реабилитации эту роль исполняют штатные консультанты из числа наркоманов находящихся в ремиссии не менее 5 лет. Работа идет в порядке само- и взаимопомощи, по принципу «если получилось у меня — получится у тебя».

Говоря о роли реабилитационных центров в избавлении от химической зависимости, я рекомендую, прежде чем обратиться туда за помощью, получить консультацию у специалиста наркологической службы. Нам известны случаи, когда больные, нуждающиеся в социальной реабилитации, попадали в секты или условия опасные для жизни и здоровья. Наркологические учреждения области сегодня, согласно заключенных договоров взаимодействуют с 14 реабилитационными центрами, где содержатся около 400 больных наркоманией. В договорах прописаны обязанности сторон, в том числе контроль за работой центров со стороны наркологической службы, обмен информацией, отчетность, порядок оказания плановой и неотложной помощи. С 2017 года в одном из центров существует возможность пройти социальную реабилитацию за счет бюджета по сертификату. В 2017 году правительством области было выделено 1,800 тыс. рублей на 10 сертификатов, в 2018 году — 2,250 тыс. рублей на 15.

С 2017 года центр социальной реабилитации СТЭП дает возможность пройти курс за счет бюджета правительства
Какую же реабилитацию, после детоксикации Вы рекомендуете пройти наркозависимым: медицинскую или социальную?
Я считаю, что им надо начать с медицинской реабилитации, тем более есть возможность пройти ее бесплатно, а потом как говорится «время покажет». Может и не нужна будет высокозатратная социальная реабилитация. Если говорить об эффективности, то на этапе медицинской реабилитации сроком до 6 месяцев удерживается в трезвости 60 процентов от числа поступивших. На этапе социальной реабилитации до 1 года не употребляют наркотики 34 процента. Это хорошие результаты. Если говорить об объемах реабилитационной помощи, то в наших стационарах в год проходят до 70 больных наркоманией, в реабилитационных центрах более 600. Как видите разница почти в 10 раз. Это говорит о том, что потребность в социальной реабилитации большая. И поскольку государство сегодня не может взять все расходы по социальной реабилитации на себя, реабилитационные центры имеют право на жизнь. И государственные структуры призваны не только контролировать их деятельность, но и оказывать финансовую и другие формы поддержки.
Мы заговорили о реабилитационных центрах. Как вы расцениваете действия известного центра, где насильно удерживали реабилитантов?
Конечно, отрицательно, так как это не предусмотрено действующим законодательством. Но я не сомневаюсь, что к противоправным действиям руководителя центра подтолкнули отчаявшиеся родители наркозависимых, которые не видели другого выхода. Это во-первых. Во-вторых, в сети Интернет масса провоцирующих рекламных объявлений частных фирм о предоставлении услуг по принудительному лечению наркоманов. Дурной пример, как видите, заразителен. Контролирующие органы на это закрывают глаза. Как и на то, что в нарушение Федерального закона частные медицинские фирмы проводят лечение — детоксикацию (снятие физической зависимости) больным наркоманией.
А не пора ли законодательно ввести в стране принудительное лечение для неисправимых алкоголиков и наркоманов, как это было в советское время?
Этот вопрос дискутируется на всех уровнях, в том числе и в Государственной Думе. С одной стороны, вылечить человека, без его согласия ни от какой болезни невозможно, с другой как предотвратить высокую смертность от алкоголизма и наркомании в стране. Ряд статей федеральных законов сегодня предполагает добровольное лечение. Принудительное (недобровольное) лечение, как мера государственного принуждения, не являющаяся наказанием, назначается по решению суда, лицам страдающим психическими расстройствами и совершившими общественно опасное деяние. Этими лицами при определенных обстоятельствах могут быть алкоголики и наркоманы. В мировой практике принудительное лечение применяется судами к наркоманам совершившим незначительные преступления. Подобный опыт нашел применение и в нашей стране. Только термин «принудительное» заменен на обязательное или альтернативное в соответствии со статьями УК РФ. Таким образом, у наркомана есть выбор — либо понести заслуженное наказание, либо пройти обследование и лечение.

Принудительное лечение — это когда у больного нет выбора. По уголовным статьям в год проходят лечение около 200 наркоманов. Лица совершившие административные правонарушения и признанные наркоманами по постановлению суда могут быть направлены на недобровольное лечение и диагностику согласно статей КоАП РФ. По этим статьям в год получают лечение до 300 больных наркоманией. А что делать с 5000 наркоманами, состоящими не учете, из которых больше половины уклоняются от лечения, в том числе назначенного по постановлению суда. Результаты опросов общественного мнения показывают, что подавляющая часть населения страны выступает за полноценное принудительное лечение. Официальная наркология — против.
Валерий Иосифович, а каково ваше мнение? Ведь вы в 1971 — 1975 годах работали главным врачом лечебно-трудового профилактория № 1 системы МВД и одним из первых создавали систему принудительного лечения в области.
Все это было так давно, что и не верится. С социальной точки зрения ЛТП оправдали себя. Они были самоокупаемы, больные в них привлекались к труду, их продукция была востребована, семьи получали финансовую поддержку, в стране снизилась преступность. С медицинской точки зрения эффективность лечения в них была низкой. Да это и не удивительно! На первом месте ведь был труд в условиях изоляции от общества. На организацию лечения внимания обращали мало. Не зря больные метко окрестили ЛТП «лагерями трудовой повинности». Но недостаточная эффективность лечения, больных в ЛТП компенсировалась заметным снижением смертности от алкоголизма и наркомании в стране. Учитывая вышесказанное, я уверен, что ЛТП на том этапе жизни страны, выполнили свою задачу. За последние 25 лет Россия неузнаваемо изменилась, и вновь проблемы алкоголизма и наркомании требуют радикального решения. Временные меры изоляции и принуждения к лечению необходимы. Это в первую очередь касается социально-опасных больных с декомпенсированными формами наркологических заболеваний.
Записаться на консультацию к реабилитологу
*Все консультации бесплатны. Заполните форму и наши консультанты свяжутся с вами в ближайшее время.
Made on
Tilda